История развития Московского водопровода.

История развития Московского водопровода

			История развития Московского водопровода
    Хотя путь первого московского водопровода и пролегал через Самотеку,  а

Трубная площадь названа так по водостоку  –  «трубе»,  проложенной  в  стене
Белого города. Через эту «трубу» до 1817 года текла  Неглинка,  пока  ее  не
заключили в подземный коллектор. Название местности  Самотека  (от  которого
получили имена площадь, бульвар и переулки)  тоже  связано  с  Неглинкой,  а
точнее – с  образованным  в  ее  русле  с  помощью  запруды  так  называемым
Самотецким прудом, засыпанным только в 1879 году.
    Итак, от водоприемного бассейна на Трубной  площади  вода  по  чугунным
трубам доставлялась к водоразборным  колодцам.  При  этом  на  площади  была
построена ротонда, а качали воду ручной помпой. Понятно, что  в  жилые  дома
воду тогда не подводили.
    Появление  водопровода  стало  для  города  огромным  событием.  Журнал
«Вестник Европы» в декабре 1804 г. восторженно писал: «Сия  вода,  чистая  и
прозрачная, эта первая после воздуха потребность жизни, проведена в  столицу
из Мытищинских колодцев; доставляется в нее каменными трубами… через  овраги
и глубокие долины, которые могли бы остановить бег ея…»
    Строительство и эксплуатация такого сложного технического объекта,  как
водопровод, дало толчок развитию отечественной гидравлической науки.  Уже  в
конце XVIII века появляется ряд серьезных  работ  по  гидравлике.  Например,
сочинение  Алексея  Колмакова  с  типичным  для   того   времени   названием
«Карманная книжка для вычисления количества воды,  вытекающей  через  трубы,
отверстия или по желобам; также и силы, с  какою  они  ударяют,  стремясь  с
данною скоростью; с приложением правил для вычисления  трений,  производимых
в махинах».
    Конечно же, время не щадило бауэровский водопровод. Кирпичная галерея с
годами в некоторых местах просела  и  обветшала,  кое-где  даже  обвалилась,
разрушались и начали гнить деревянные  основания  каналов.  Из-за  трещин  в
водопровод  начала  попадать  грязь,  по  дороге   терялось   много   чистой
мытищинской   воды.   Естественно,   встал   вопрос   о   реконструкции    и
совершенствовании  сооружения.  В  1828  г.  император  Николай  I   поручил
разработать  данный  проект  инженер-полковнику  Н.И.   Янишу,   занимавшему
должность начальника Управления путей сообщения России.
    За  7  лет  московская  команда  под  руководством  петербуржца   Яниша
полностью  «подправила  и  улучшила»  водопровод.  Кирпичная  галерея   была
отремонтирована, а в селе Алексеевском построена насосная  станция  с  двумя
паровыми машинами в 24 лошадиные силы и четырьмя  паровыми  котлами.  Машины
работали поочередно.  От  Алексеевской  водокачки  до  Сухаревой  башни  был
проложен чугунный водовод. Во втором ярусе башни был установлен чугунный  же
резервуар вместимостью около 5 тыс.  ведер,  куда  перекачивали  мытищинскую
воду два насоса, приводимые в движение  паровыми  машинами.  Так  знаменитая
Сухарева  башня,  с  петровских  времен  приковывавшая   к   себе   внимание
москвичей,  превратилась  в  водонапорную  и  выполняла  эту  функцию  целое
столетие.
    От Сухаревой башни вода по трубам направлялась к пяти фонтанам. Сначала
были построены Шереметевский фонтан на Сухаревской площади  и  Никольский  –
на  Лубянской,  чуть  позднее   Петровский   –   на   Театральной   площади,
Воскресенский – у входа в Александровский сад и Варварский  –  у  Варварских
ворот Китай-города.
    Почти все фонтаны на трассе водопровода имели хозяйственное назначение.
Устроенные при водоразборных  бассейнах,  они  служили  источником  питьевой
воды для  населения.  Жители  близлежащих  домов  разносили  воду  просто  в
ведрах, тем, кто жил  далеко,  воду  доставляли  в  бочках,  погруженных  на
телеги.  Водовозы  трудились  в  столице  до  начала  XX  века,  работая  на
окраинах, куда водопровод в те времена еще не доходил.
    Старых московских водовозов можно видеть  на  фотографиях  позапрошлого
века, нередко – на картинах русских художников.  Причем  некоторые  водовозы
впрягались в тележку вместо лошадей  сами.  На  известной  картине  В.Перова
«Тройка» двое  мальчишек  и  девочка  тянут  от  Трубной  площади,  где  был
водоразборный фонтан, вверх по  зимнему  Рождественскому  бульвару  санки  с
наполненной водой  бочкой.  Страшно.  Между  тем,  профессия  водовоза  была
достаточно  престижной  и  прибыльной,  а  вода   влетала   москвичам,   как
говорится, в копеечку. В конце XIX века в Первопрестольной  трудилось  около
6–6,5 тыс. конных водовозов и почти 3 тыс. водоносов с санками и  тележками.
Городская управа выпускала специальные акцизные марки, водовозы покупали  их
и расплачивались ими за воду с будочником, сидевшим у фонтанов.  Воду  брали
из бассейнов при помощи черпаков с длинными ручками.
    Два  фонтана  тех  времен  сохранились  до  наших   дней:   Петровский,
украшавший  площадь  перед  зданием  Большого  театра,  а  ныне  стоящий  за
памятником Карлу Марксу в сквере напротив, и Никольский, ранее  находившийся
на Лубянской площади  на  месте  памятника  Дзержинскому  и  перенесенный  к
зданию президиума Академии наук в  Нескучном  саду.  Оба  фонтана  –  работы
русского скульптора И.П.Витали.
    В середине XIX века Мытищинский водопровод снова  был  реконструирован:
кирпичную галерею заменили  чугунным  трубопроводом,  на  насосных  станциях
появились современные паровые машины, были сооружены новые водоразборы –  26
фонтанов,   бассейнов   и   водоразборных   колонок.   Руководил    работами
замечательный русский инженер,  опытный  строитель  А.И.Дельвиг  (двоюродный
брат приятеля Пушкина). Под его  руководством  строились  и  перестраивались
водопроводы в Москве, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге,  он  же  –  автор
первого русского «Руководства к устройству водопроводов».
    В конце XIX века в помощь  существующим  московским  водопроводам  было
принято  решение  снова  привлечь  мытищинские  ключи.   Проектированием   и
строительством руководили инженеры Н.П.Зимин, Г.К. Дункер и А.П.  Забаев.  В
1892 г. было пробурено 50  скважин  глубиной  до  30  м,  соединенных  общей
всасывающей трубой. Мытищинская вода  подавалась  в  резервуары  Крестовских
водонапорных башен, а уже из них распределялась по всему городу.
    Водонапорные башни, построенные по проекту архитектора М.К.  Геппенера,
были сооружены у Крестовской заставы и  представляли  собой  два  круглых  в
плане кирпичных сооружения высотой около 40 м и диаметром  20  м,  связанных
между собой ажурным мостиком. В  верхнем  ярусе  находились  резервуары  для
воды, на  пяти  нижних  этажах  жилые  и  служебные  помещения,  контрольная
станция водомеров. В башни вода поступала с Алексеевской  насосной  станции,
оттуда она  направлялась  самотеком  в  водопроводные  магистрали,  питавшие