Красный террор против христиан.

Красный террор против христиан



В результате государственного переворота в октябре 1917 года власть в Петербурге, а затем и по всей России перешла в руки большевиков, начался новый этап революции, ввергнувший Россию в гражданскую войну. Первые мероприятия большевистского режима показали всю его враждебность по отношению к Русской Православной Церкви. Началось поругание святынь, поношение и истязание духовенства.
С момента создания революционного Комитета в Воронеже, еще в условиях двоевластия, началось притеснение православных священнослужителей и благочестивых мирян. В декабре 1917 года в братских кельях Митрофановского Благовещенского монастыря было размещено общежитие увечных воинов.
Революционеры вооружили тех инвалидов, поддерживая советскую власть. Эта вооруженная дезорганизованная масса терроризировала насельников монастыря, неоднократно прерывало богослужения, врываясь в храм с оружием.
В условиях нарастающей вражды по отношению к Церкви священноначалие епархии приняло решение о проведении в городе Воронеже 8 февраля Крестного хода. Архиепископ Тихон (Никоноров) обратился с письменной просьбой в Воронежский исполнительный комитет о разрешении Крестного хода "дабы развеять и те неприятности, которые получились за последнее время". 2 февраля в центральных газетах был опубликован "Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви", который не только ознаменовал разрыв многовекового союза Церкви государства, но и явился юридическим прикрытием для гонения на Церковь. "Никакие церковные религиозные общества, - говорилось в документе, - не имеют права владеть собственностью. Права юридического лица они не имеют. Декрет также запрещал религиозное воспитание и образование детей в школе. Крестным ходом и сугубыми молитвами ответило воронежское духовенство на этот декрет.
Большинство членов исполкома было против разрешения Крестного хода. Но "старшие товарищи" - руководители большевистской ячейки, приняли решение удовлетворить просьбу архиерея. От имени исполкома была выпущена листовка: "По городу распространяются слухи о том, что якобы большевики хотят запечатывать церкви, монастыри, мощи сдать в музей и запретить богослужение. Все это наглая ложь!... Сегодня состоится Крестный ход. Никто не будет мешать молящимся, и не верьте тому, что мы запрещаем Крестный ход".
В грандиозном шествии 8 февраля участвовало несколько тысяч человек. Все городское духовенство, интеллигенция и учащиеся, рабочие и крестьяне окрестных сел.
Охрана "порядка" была поручена "боевой рабочей дружине", специально для этого вооруженной пулеметами. Командир дружины, член Исполкома Чернышов, выступавший против разрешения Крестного хода, взял на себя ответственность по его "ликвидации". Процессия, вышедшая с молитвенным пением, из Митрофановского монастыря, была встречена пулеметным огнем. На мостовой остались десятки убитых и раненых. Как вспоминал впоследствии Чернышов: "Я сделал распоряжение процессию ликвидировать. Солдаты разнесли толпу.... Были убитые и раненые, в том и среди духовенства... несколько человек арестовано...
В ту ночь по решению комитета мы расстреляли арестованных, в том числе и священнослужителей".
В день отпевания первых мучеников, по окончании литургии во всех храмах города было оглашено послание Святейшего Патриарха Тихона. Патриарх заклеймил "открытых и скрытых врагов Истины Христовой", поднявших руки на церковные Святыни и на служителей Божиих и предал их анафеме. Органами советской власти это послание было воспринято как "выражение явно контрреволюционного настроения Церкви". В ответ на начавшиеся репрессии православные люди теснее сплотились вокруг своих приходских батюшек. Городские и сельские храмы были переполнены молящимися. Которые исповедывались и причащались, готовые в любую минуту принять смерть от ненавистников имени Божия.
Чтобы как-то сгладить агрессивный настрой новой власти, 5 ноября 1918 года в Благовещенском соборе Воронежа состоялось собрание монахов, городского духовенства и мирян посвященное обсуждению резолюции отмечалось, что "мы поддерживаем советскую власть в ее деяниях согласных с учением Иисуса Христа и мерами не противоречащим христианскому учению".
Понятно, что такое решение носило чисто условный характер, ибо на тот момент в действиях большевиков нельзя было найти христианских мотивов.
Со второй половины 18 года во всех храмах епархии началось перепись церковного имущества, которое теперь значилась как, социалистическая собственность.
Так закончился для Воронежской епархии 1918 год. Год, исполненный страданий, заставивший впервые за многие века вспомнить о гонениях на христиан, и вместе с тем, давший имена новых исповедников, мучеников и подвижников благочестия.
Год 18-й стал только началом - страшным безумным диким, но все же только началом грядущих испытаний.
Преступным шагом органов советской власти в политике по отношению к Православной Церкви была широкомасштабная компания по ликвидации Святых мощей. Особый размах вскрытия приобрели в феврале-марте 1919 года. 28 января были вскрыты мощи Святителя Тихона Задонского. 3 февраля Святого Митрофана Воронежского.
Народное предание сохранило некоторые подробности глумления, учиненного над честными останками Святителя. 3 февраля 1919 года перед началом литургии в Благовещенский собор Митрофановского монастыря вошли руководители местной большевистской ячейки в сопровождении большой толпы красноармейцев и чекистов. Они объявили духовенству, братии монастыря и многочисленным богомольцам решение "трудового народа": "покончить с поповскими баснями о святых мощах".
Красноармейцы оттеснили верующих от раки Святителя и вынули из нее кипарисовый гробик с мощами. Предложение владыки Тихона самому извлечь мощи было ими отвергнуто. Безбожники с насмешками стали сдергивать пелены и покровы со Святителя, полностью обнажив его. При этом народу показывались предметы, к мощам не относящиеся, специально принесенные большевиками для антирелигиозной пропаганды. Затем всеобщему обозрению было продемонстрированы поднятые на штыках святые мощи.
Монастырская братия, богомольцы плакали, не в силах пресечь беззаконие. Игумен Владимир успокаивал братию: "Великая милость Божия проявлена Святителю по истечении земной жизни претерпеть мученичество за Христа". Свершив надругательство, безбожники составили акт вскрытия. Честные останки Святого Митрофана были внесены ими в опись имущества собора как "социалистическая собственность" и оставлены в соборе.
С весны 1919 года по всей губернии прокатилась волна народного протеста против большевистских беззаконий. Все выступления против "совдепов" подавлялись самым жесточайшим образом, специальными карательными обрядами. Так 2 апреля в село Старую Ведугу прибыли пятьдесят "карателей". Перед этим они побывали в Фоминой Негочевке, где расстреляли 28 человек, и в Старой Ольшанке, где расстреляли пять человек. В