Философские основы трансформизма в трудах французских философов.

Философские основы трансформизма в трудах французских философов



Философские основы трансформизма в трудах французских философов XVIII века. (Д. Дидро, П. Гольбах, К. Гельвеци и др.)


Гении... сами создают себя (Д. Дидро)


До начала XVIII века Франция, избалованная славой и блеском королевского двора, исполненная национального самодовольства и несколько запуганная "Великим мятежом" и казнью Карла I, пренебрежительно и неосторожно относилась к культуре и просвещению Англии, которая уже в XVII веке творила новые идеи в науке, философии и искусстве. Но вместе с тем, Франция стала "учиться" у Англии - присматривалась к ее умственной и политической жизни и довольно скоро обогнала свою наставницу.
Настал век просвещения - истинное детище эпохи Возрождения. И вновь, преодолевая тьму времен, оставшихся позади, послышался горячий призыв к изучению природы, познанию законов мироздания, социальной жизни и возможности использования их в новых интересах.
Нельзя сказать, что сложившаяся атмосфера, в политическом плане, способствовала развитию науки и искусства (отсутствие како бы то ни было солидарности между представителями трех сословий). Людовик XIV сыграл не маловажную роль, стараясь следовать указаниям Ришелье: "Науки служат одним из величайших украшений государства, и обойтись без них нельзя, но не следует преподавать их всем без различия, ибо государство будет тогда похоже на безобразное тело, которое во всех своих частях будет иметь глаза".
Покровительствуя науке и искусству эпохи Людовика XIII, Ришелье основал Французскую Академию, занимавшуюся по преимуществу, вопросами литературы, и официальную прессу. Оба эти учреждения находились под строгой опекой правительства и должны были воспитывать общественное мнение в духе государственных интересов.
Век Людовика XIV отнюдь не был обижен талантами, достаточно назвать таких мыслителей, как Декарт, Паскаль, Гассенди, таких художников слова, как Корнель, Расин и Мольер, и не смотря на то, что они, как говорилось, должны украшать государство, не имели возможности выявлять дарования. Так, Декарт и Гассенди искали этой возможности в эмиграции. Жизнь заставляла их либо высмеивать ханжество, лицемерие, алчность, как это было с Мольером и считать людей "себялюбцами, примитивный эгоизм которых пронизан сплошь лицемерием" (Ларошфуко). Или, например, становиться глубокими скептиками, как Паскаль - замечательный ученый - математик и физик, обогативший науку многими открытиями - "страдалец мысли", пришел к аскетизму в жизни и ушел из нее, не прожив и 40 лет.
Концу царствования Людовика XIV положение Франции было плачевно. При Людовике XVI политическое напряжение усилилось, надвигалась буржуазная революция.
Французское дореволюционное общество XVIII века, точнее крупная и мелкая буржуазия, а так же перешедшая на сторону ее наиболее жизнеспособная оппозиционная часть дворянства и духовенства, томились тягой к знанию. Классовые интересы буржуазии, требовали развития науки. Главнейшим орудием их деятельности в эту пору служили салоны и печать.
Салоны первое время являлись центром растущей оппозиции. Отсюда исходили новые идеи: здесь дебатировались жгучие вопросы философии, науки, политики. Здесь в схватках между либеральными представителями аристократии и радикально настроенной буржуазии, выковывались лозунги грядущей революции. Лучшие люди эпохи - Дидро, Руссо, Гольбах, Вольтер, Гельвеци, Деламбер - были неизменными посетителями великосветских салонов, для которых, по образному выражению Тэна: "философ стал такой же необходимостью, как люстра со своими яркими огнями".
"При отсутствии узды, при пламенно-энергическом характере, при быстром соображении, при беспрерывной деятельности ума, при даре блестящего увлекательного изложения французы должны были далеко оставить за собой англичан". Так говорил Герцен о французских писателях XVIII века, сравнивая их с корифеями английской литературы XVII века.
Это время была составлена общими трудами ученых и философов "Энциклопедия или толковый словарь наук, искусств и ремесел" (1751 - 1771). Один из участников работы - Вольтер писал Деламберу: "Вы и Дидро выпустили труд, который покроет Францию славой, а ваших последователей - позором", и он не ошибся в своей оценке этого грандиозного труда. Редакторами этого многотомного издания - 17 томов текста и 11 томов таблиц - были Дидро и Д