РусьРоссия идея, миф, вера.

Русь-Россия: идея, миф, вера

П.Странник

Естественно, что человеческий ум не в состоянии вполне охватить всю эту проблему. Однако , это можно попытаться сделать в одном или нескольких близких друг другу аспектах.

Национальные идея, миф и вера соотносятся между собой, как ноги, глаза и сердце. Иными словами, национальная идея – это то, что, находясь в вечном движении, развитии, ведет народ по дорогам истории. При этом она мало связана с каким-то определённым мировоззрением. Скорее это идеология, органично вплетённая в характерный для народа способ мировосприятия (менталитет). В силу этого национальная идея имеет вполне определённое, конкретное прочтение в каждый конкретный исторический момент времени.

В отличие от неё, миф не может быть отнесён к какому-то конкретному историческому периоду. Миф – это видение народом самого себя и своего места в истории, но не в виде ретроспекции или взгляда назад, а так, как если бы в одном кадре совместились изображения от этого кадра и нескольких предыдущих. Фактически, реальность мифа – это реальность, в которой сосуществуют элементы, определяемые как современной национальной идеей, так и той, которой она была в недавнем или далёком прошлом.

И, наконец, вера – то, что как для отдельного человека, так и для народа, является сущностным, основополагающим и вневременным. Т.е. то, что образует его единство в прошлом, настоящем и будущем. Верой живы личность человека и душа народа.

История свидетельствует, что Россия представляет собой уникальный исторически определённый тип цивилизации. Её особенностью является удивительная способность к неторопливому накоплению наивысших достижений человеческой мысли и духа, чтобы потом, усвоив всё это, одним рывком выйти на новый виток исторического развития.

Развитию России, как государству и типу цивилизации, соответствует эволюция национальной “русской идеи”, обусловленной как конкретными факторами зарождения и становления русской (российской) государственности, так и своеобразием и неповторимостью русского мировосприятия (менталитета).

Как и всякая другая национальная идея, “русская идея” представляет собой комплекс взаимосогласованных мировоззренческих и идеологических принципов, осмысление и понимание которых определяет государственную политику и идеологию на каждом конкретном историческом этапе. Среди этих принципов прежде всего следует выделить идею о вечной неопределённости, незавершённости, неокончательности сделанного Россией исторического выбора. Исходя из неё, вот уже тысячу лет говорится о “вечной молодости Руси” и о том, что “у нас всё впереди”.

Другой идеей из этого комплекса является идея о возможности преодоления собственной “ цивилизационной заброшенности”, выхода к передовым рубежам цивилизации с помощью “одного рывка”, “большого скачка” и т.п.

Третья идея связана с развитием России, понимаемым, прежде всего, как пространственное расширение, “собирание земель”, на которые может быть распространено влияние “русской идеи”.

И, наконец, четвертая идея может быть определена, как “сверхзадача”, миссия русского человека, состоящая в жертвенности, “служении миру” – обществу, государству, человечеству.

Из этих идей определяющей и наиболее значимой является незавершённость выбора, поскольку она задаёт направление и плоскость, в которой будет происходить эволюция “русской идеи” в целом. Каждый новый выбор, совершённый Россией, знаменует собой начало новой исторической эпохи в её развитии. Этому сопутствует резкое, фактически революционное изменение системы ценностей, кардинальная смена приоритетов в идеологии и политике.

В истории России подобный переворот совершался уже дважды: в X-XI веках, начиная с крещения Руси кн. Владимиром Святым, и в XVII-XVIII веках – с реформ царя Петра I Великого. В первом случае выбор пути развития цивилизации был связан с выбором и утверждением веры – православия. И это не случайно. Историческая ситуация складывалась тогда таким образом, что дружинная деспотия Рюриковичей, которая смогла сплотить и объединить конгломерат племенных союзов, при Святославе мощно разрослась. Это наследие досталось Владимиру вместе с проблемой: Русь начала превращаться в империю и должна была цивилизационно самоопределиться. Такая возможность могла быть реализована только путём принятия единой веры, способной объединить “многая Руси”, подвластные киевскому князю, в единый народ. Избрание православия стало определением лица и духа русского народа. А естественным результатом этого решения – выход Руси на позиции цивилизационного лидера в силу её обновления и способности воспринять и воплотить идею цивилизации (христианства) в наиболее чистом и совершенном виде.

Решительное обращение ещё не до конца сформировавшейся протоимперии к ускоренному пересозданию себя по мерке одного из самых “передовых” в тогдашних условиях образцов - римско-византийской теократии, способствовало тому, что представления о цивилизационной судьбе и национальной идее были сформулированы сразу же мощно и с размахом. А осуществлено определение основ русской идеи было тремя богатырями нашей культуры - митрополитом Иларионом (сер. XI в .), Никоном Великим (ум. 1088 г.) и Нестором (1050-е гг., - нач . XII в.). Первый был создателем хронополитической концепции, второй очертил начала русской геополитики, третий придал общехристианской идее жертвенности, как подражания Христу, значение специфически русского архетипа. Благодаря их трудам выбор веры, осуществлённый кн. Владимиром, приобрёл окончательность и завершенность. Этот выбор определил в качестве:

- наивысшей нравственной ценности – служение Богу и утверждение его церкви;

- важнейшей политической задачи – собирание русских православных земель;

- цивилизационной идеи – правопреемство веры, которая, являясь тогда наивысшим достижением цивилизации, способна собрать, сплотить вокруг себя Русь и стать её трамплином в будущее.

Во второй раз, при Петре Великом, выбор совершался в направлении наилучших техник и технологий – “практик”. Сама фигура “Отца Отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого” выглядит подобно новому Владимиру. Вполне завершая устремления Х VII в. (вытеснение духа православия точностью обрядов и исправленностью “буквы”, замены изоляционизма империализмом), вера оборачивается практической деятельностью. Место “испытания вер” занимает испытание практик - от строительства ботика и потешных игр до путешествия в Европу и заведения ассамблей.

Изменение плоскости выбора фиксирует кардинальное изменение содержания “русской идеи”. Чудесный прорыв из крайней отсталости на вершину прогресса теперь достигается благодаря просвещению и переустроению государства. Естественным образом изменяется и содержание цивилизационной идеи. Её смысл заключается в становлении просвещённой империи, регламентирующей все