Новости Словари Конкурсы Бесплатные SMS Знакомства Подари звезду
В нашей
базе уже
59876
рефератов!
Логин

Пароль

Трудовая деятельность фракийцев в западных провинциях Римской империи 3880

Трудовая деятельность фракийцев в западных провинциях Римской империи 3880.
Трудовая деятельность фракийцев в западных провинциях Римской империи (I–III вв. н.э.)
Трудовая деятельность фракийцев в западных провинциях Римской империи (I–III вв. н.э.)После продолжительной, но полезной переоценки традиционных представлений буржуазной историографии, согласно которым развитие Мезии и Фракии в качестве римских провинций не заслуживает научного внимания1, болгарская историческая наука все более и более склоняется к той мысли, что исторический процесс в этих областях специфичен и что они играли большую роль в Империи2. В исследованиях были использованы новые материалы как письменных, так и преимущественно археологических источников. Однако эти привлекавшиеся до сих пор материалы либо обнаружены при раскопках в нынешних болгарских землях, т.е. найдены intra fines провинций, либо почерпнуты у авторов, которые рассказывают о событиях, происшедших в названных областях Империи. Мы полагаем, что для внутренней истории каждой провинции (так же как и для определения ее места и значения во всеримской истории) источники из других областей – материалы extra fines очень важны. Они свидетельствуют о фактах расселения местного населения по всему римскому миру и об его хозяйственной, военной и общественно-политической деятельности в чужих городах и селах; они дают возможность судить о степени оседлости этого населения и об его социальном приобщении к новым для него производственным и культурным традициям, а также о том, как оно сохраняет свои собственные традиции и сколь они прочны. В частности, анализ этих преимущественно эпиграфических сведений будет показан для уяснения социально-экономической и политической истории Мезии и Фракии, с одной стороны, а с другой,– тех провинций и городов, где обитали фракцийцы-переселенцы.Введение материала extra fines в научный оборот именно с такой двойной целью является, насколько нам известно, новым методическим приемом. Действительно, некоторые из его аспектов отражены в справочниках3 и демографических исследованиях4; в болгарской историографии этот метод умело использован относительно поздней античности, хотя только для характеристики политической жизни Восточной Римской империи5. Но здесь речь идет об его цельном и двустороннем применении, т.е. о сопоставлении данных, относящихся к распространению, количеству, устойчивости и деятельности фракийского этнического элемента, с теми данными, которые характеризуют внутренние процессы провинций. Это сопоставление, которое в сущности определило бы в полной мере место, роль и значение южнодунайских земель в системе Империи, конечно принесет настоящие результаты лишь после того, как будет проведено в самом широком в хронологическом и географическом отношении плане. Последующее изложение преднамеренно основано на ограниченном по своему характеру, территориальному и хронологическому охвату материале, чтобы показать прежде всего исходные позиции, приемы работы и значение избранного направления исследования. Тем более, что, как убеждают наши наблюдения, данные о западных провинциях приводят к выводам, принципиально и соответственно действительным и для других провинций.Интерес к фракийцам в Германии, Галлий, Британии, Испании и Африке был всегда интересом к составу римской армии, и поэтому со времен Кейля6 списки фракийцев-солдат непрерывно обогащаются. Продолжительные исследования в этом направлении уже создали сравнительно точную методику работы с эпиграфическими памятниками, которая воспринята нами с небольшими дополнениями и уточнениями. В первую очередь, все свидетельства об алах и когортах Thracum считаются косвенными и общими, потому что, как известно, скоро после призыва их гомогенный этнический состав в других областях Империи меняется. Эти свидетельства принимаются во внимание только в общих характеристиках и выводах, которые, конечно, не вошли в нашу работу. Во-вторых, мы вполне разделяем приемы исследования типичных римских имен7, указывающие на то, что во фракийском окружении или при указании на фракийское место рождения, распространенность имени говорит о происхождении его носителя из здешних мест. И, наконец, мы склонны считать весьма вероятной ту точку зрения, что появление фракийского имени или когномена в семье, носящей шаблонные римские имена, свидетельствует о признаках фракийского этнического элемента, так как в стройной системе римских наименований трудно допустить такие беспорядочные отклонения, какие, например, очень часто встречаются в документах эллинистической эпохи. Исходя из всех этих соображений, следует приступить к исследованию эпиграфического материала – нашего единственного источника, свидетельствующего о расселении фракийцев в западных провинциях8, – и начать искать в нем:а) фракийские имена или фракийские когномены;б) шаблонные римские имена или императорский гентиликум с указанием места рождения, а также данные об окружении упоминаемых фракийцев – об их contubernales, heredes, comimlitones и т.д.;в) все указания (независимо от имени) на племенную принадлежность и все фракийские этниконы, которые в римскую эпоху встречаются реже, чем в предыдущие эпохи.Обнаружение фракийцев по эпиграфическому материалу в высшей степени достоверно, тем более, что большей частью имеются не только имена, но и дополнительные данные о месте рождения, о родственниках и племени.Однако иногда данные очень лаконичны и не сообщают ничего, кроме имени или когномена. Таков, например: случай с надгробием, воздвигнутым трехлетнему Р. Aelius Herdianus отцом Р. Aelius Mucatra во II в. в Ламбезисе9. В подобных обстоятельствах, а также и в более сложных, когда-перед нами только немного измененное имя, как, например, Vithus на лондонской жертвенной чаше10, интересующее нас лицо считается фракийцем, если только ономастические данные, собранные статистическим путем, включают его ияя в группу наиболее часто встречаемых. Так, если отсутствуют другие дополнительные сообщения, то спорные имена Bassus11. Sura или Sumsl2 и некоторые другие не являются определяющим признаком13.Начиная с Британии, можно отметить, что здесь известны не больше чем 12 фракийцев, которые прибыли туда в конце I и начале II в. н.э. Среди них встречаем восемь или девять военных14, одного раба15, одного ремесленника16 и одно лицо, возможно, фракийского происхождения, известное из надписи на магической печати17. Что. касается Галлии, то надписи свидетельствуют о 18 человеках, среди которых две женщины. В Галлии устанавливаем фракийское происхождение девяти военных18, одного ветерана19, нескольких либертинов20, трех ремесленников21. И здесь тоже надписи датируются с конца I в. В Германии все 30 достоверных фракийцев – солдаты22, а кроме них, имеются шесть ветеранов23. В этой провинции фракийцы упоминаются еще в середине I в., когда их всего больше, но встречаются и во II в., а также и при Северах. В Испани
Умар.Ш. был тут !!!!!
 
давайте изгоним мат !!!
 
ДОБРОЙ НОЧИ ОТ Ъ
ЛОКИ ИНО
 
ДМК МЭ
 
где инфааа?