Новости Словари Конкурсы Бесплатные SMS Знакомства Подари звезду
В нашей
базе уже
59876
рефератов!
Логин

Пароль

Особенности культуры жизнеобеспечения немцев в условиях иноэтничного о

Особенности культуры жизнеобеспечения немцев в условиях иноэтничного о.
Особенности культуры жизнеобеспечения немцев в условиях иноэтничного окружения (Верхнее Приобье, первая треть XX в.)
Майничева А. Ю.
строение и питание. [1]
Первое время после приезда немцы-новоселы, как и многие переселенцы, нанимались на работу к зажиточным крестьянам, батрачили на полях, пасли чужой скот, но старались обзавестись собственным хозяйством. Им нарезали участки земли, выделяли луга для покоса. Переселенцы приезжали в одиночку, но чаще семьями, некоторые из которых насчитывали до девяти человек и более. Первое поколение приехавших в села Верхнего Приобья немцев, как правило, для внутрисемейного общения использовало родной язык, второе знало два, а то и три языка, но в семье говорили на каком-то одном, а их потомки переходили на русский. Во втором поколении переселившихся в силу ограниченности численности этнической группы немцев заключалось много смешанных браков. В немецко-русских семьях говорили на русском языке, в немецко-эстонских — на русском и эстонском, много реже на немецком. Практически все представители второго поколения называли себя «русскими немцами». Немало способствовало особенности распространения знания языков то, что в поселках, где жили немцы, были школы, в которых преподавание велось только на русском или только эстонском языках. Когда же в 1930х гг. эстонские школы перевели на преподавание исключительно на русском языке, то он стал активно распространяться как основной в полностью немецких и смешанных семьях.
Большинство немцев, как и эстонцы были лютеранами («лутеранской веры»). Принадлежность к разным конфессиям, как и национальностям для многих не служила препятствием для вступления в брак. Если будущие супруги были разных вероисповеданий (лютеране и православные), то возможен был гражданский брак или переход одного из будущих супругов в православие. Обычно отмечались все крупные церковные праздники (Рождество, Крещенье, Пасха, Троица) — «и русские, и немецкие», т.е. и по православному и по лютеранскому календарю, причем не только в немецко-русских, но и в немецко-эстонских и немецких семьях. Вместе с селянами других национальностей гуляли на Новый год, масленицу.
В домостроении использовались местные строительные материалы, для строительства привлекались мастера из старожилов, часто покупали уже возведенный дом. В результате форма, внешний вид, внутренняя планировка большинства жилищ мало чем отличалась от сибирских построек. Иногда дома перевозили из других деревень, их разбирали по бревнам, а затем снова собирали на выбранном месте. Лесного материала было достаточно, поэтому у хозяев была возможность строить и самим. В наборе инструментов почти в каждой семье были необходимые для плотницких работ топор, фуганки, сверла. Для больших строительных работ в помощь нанимали людей. Стены, как правило, были бревенчатыми. Их возводили из сосны или березы, отдавая предпочтение первой. Материал на дом рубили зимой, но определенного срока заготовки не устанавливали. Место для дома выбирали сами, кто где пожелал, никаких ограничений со стороны односельчан не было. Обязательно смотрели, чтобы место было ровное, без уклона, удобное для большого огорода. Жилище старались ориентировать окнами на солнечную сторону.
Фундамент дома делали из толстых бревен, а там, где были выходы горных пород или каменистые берега рек, то из камня. Если нужно было камни раздробить, то использовали известный старый способ. Под камнями разжигали огонь, нагревали их, а затем поливали водой из реки, чтобы они раскололись от перепада температур. В зависимости от достатка крестьяне крыли крыши тесом, соломой, камышом, иногда землей. Входные двери в доме открывались наружу, окна могли быть сплошными или створчатыми, украшались наличниками.
При вселении в новый дом соблюдали ритуальные правила, которые должны были обеспечить в нем благополучие. Вначале вносили стол, хлеб и соль. Ящик (сундук) нельзя было заносить первым, по примете, это «гроб, мертвец будет». Новоселье устраивали лишь хозяева с достатком, обычно в этот день подавали водку, много браги. Считалось грешным, неприличным здороваться через порог. Чтобы уберечь домочадцев, скот от сглаза немцы также, как эстонцы и русские сибиряки, в доме и стайке под порог прибивали подкову.
Среди жилых построек встречались однокамерные (одно жилое помещение — изба, хата), двухчастные («изба(хата) — сени(прихожая)»), двухкамерные (два жилых помещения, примыкающих друг к другу — пятистенок без сеней), трехчастные (два жилых помещения и сени — пятистенок с сенями(прихожей)), многокамерные (три и более жилых помещения и сени — крестовик и другие сложные формы). Больше всего было пятистенков с сенями. Они имели вытянутую форму и располагались торцом к улице, сени размещали вдоль длинной или короткой тыльной стороны здания. В семьях, где русский язык был принят в качестве внутрисемейного (основного или второго, дополнительного), для комнат дома были усвоены названия, бытовавшие в этом селе. Так, в немецко-русских семьях комната с печью называлась избой, прихожкой, хатой, парадная комната без печи или с голладcкой печью («галанкой») — горница, комната. В немецко-эстонских семьях комнату, где стояла печь, называли передняя хата, смежное ей помещение — задняя хата, там была спальня. В многокамерных домах помещения носили названия прихожей, кухни, спальни, зала.
Убранство в домах было скромным. Занавесок на окнах не было, кое-кто сам делал шторки из газет. В передней хате (избе) стоял стол, за которым собиралась вся семья за будничными трапезами, находились скамейки, табуретки, шкафчик для посуды, ящик. Большая битая из глины печь с плитой, как правило, располагалась справа от входа. Кое-кто складывал кирпичную печь. Обычно печи делали свои деревенские мастера («из немцев», например, в д. Эстонка работал печник Александр Цих). Печников щедро угощали после окончания работы, но денежного вознаграждения не было принято давать. Особое внимание уделялось первому затапливанию печи, когда, оценивая работу мастера, проверяли тягу.
В некоторых семьях в передней же хате (она была побольше, чем другие помещения дома) стоял ткацкий станок, швейная машина «Зингер». В задней хате (горнице) располагались койки, стол, скамейки. Целый угол занимали скамейки с цветами — геранью, фикусом. В немецких и немецко-эстонских семьях место, где в задней комнате стояли столы, считалось почетным, туда приглашали гостей в праздники. Койки застилали самоткаными одеялами, пол покрывали многочисленными самодельными половиками. В немецко-русских семьях супруги уважительно относились к вере друг друга, поэтому не возражали против устройства божницы с иконами, тогда, по правилам, принятым у православных крестьян, этот угол считался почетным (он назывался красным углом). Во время активизации атеистической пропаганды иконы убирали, но почетное место оставало
Умар.Ш. был тут !!!!!
 
давайте изгоним мат !!!
 
ДОБРОЙ НОЧИ ОТ Ъ
ЛОКИ ИНО
 
ДМК МЭ
 
где инфааа?