Новости Словари Конкурсы Бесплатные SMS Знакомства Подари звезду
В нашей
базе уже
59876
рефератов!
Логин

Пароль

Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (– гг)

Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (– гг).
Сибирь в стратегии и тактике ЦК партии эсеров (1917–1922 гг.)
Добровольский А. В.

Сибирские организации ПСР приняли самое активное участие в подготовке и проведении выборов в Учредительное собрание. Все губернские организации, за исключением Тобольской, включили в избирательные списки кандидатов, рекомендованных центральными органами партии. В ноябре — декабре 1917 г. население Сибири отдало свои голоса социалистам-революционерам. Мандаты членов Учредительного собрания от Сибири получили 38 членов ПСР, в том числе 6 человек, утвержденных постановлением VII Совета партии (В. В. Руднев, Е. Ф. Роговский, М. И. Левин — от Алтайской губернии; В. В. Сухомлин — Томской; Е. Е. Колосов — Енисейской; В. Г. Архангельский — Иркутской)[3].
В начале 1918 г. ЦК партии эсеров главные надежды в борьбе с большевизмом возлагал на Поволжье. Этот регион был выбран в силу удобного географического положения, сильного партийного влияния (на выборах в Учредительное собрание ПСР получила от 80 до 100 % всех мандатов), антибольшевистских настроений среди населения после разгона Учредительного собрания и заключения Брестского мира[4]. Вместе с тем, ЦК ПСР стал проявлять повышенное внимание и к Сибири. Представители ЦК приняли участие в работе I Всесибирской конференции (апрель 1918 г.), где было организационно оформлено Всесибирское объединение, избран краевой комитет партии эсеров. На VIII Совете партии (7–16 мая) от Сибири присутствовало 5 делегатов: от Томской губернской организации — А. П. Лисиенко, Енисейской и Забайкалья — Е. Ф. Роговской, Акмолинской — С. А. Панов, Иркутской — В. Г. Дистлер. Правом совещательного голоса от Сибирской областной конференции ПСР был наделен А. Львов[5].
В середине мая 1918 г. ЦК ПСР два раза обсуждал вопрос о направлении в Сибирь официального представителя. В результате решили командировать Н. Д. Авксентьева «для руководства политической работой фракции партии в Сибирском Временном правительстве и содействии планомерной постановке партийной работы в крае; руководство внутренней и внешней политикой Временного Сибирского правительства в духе решений VIII Совета партии С.-р…»[6]. На него же возлагалось сношение с представителями союзных держав «с осведомительными» целями. После успешного выступления чехословацких легионеров ЦК партии эсеров предложил В. М. Чернову срочно выехать в Поволжье, рекомендовал бюро фракции Учредительного собрания командировать своих членов в восточные регионы страны.
8 июня 1918 г. в Самаре был образован Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Политическая программа Комуча полностью соответствовала партийной программе эсеров[7]. Восторженные отклики сибирских газет по поводу рождения в Самаре «эмбриона» общероссийской власти не вызвали положительных эмоций в стане правых военно-монархических кругов. Попытки самарских эсеров «привлечь общественные силы Сибири к работе по осуществлению идеи, проводимой комитетом членов Учредительного собрания», резко обострили отношения между Временным сибирским правительством и Комучем[8]. Ситуация еще больше накалилась, когда 10 августа 1918 г. Центральный комитет ПСР объявил Самару местом своего пребывания. В циркуляре от 22 августа 1918 г. ЦК требовал неукоснительного исполнения всех партийных решений, обязал партийные комитеты предоставить отчеты о своей деятельности, привезти «по 3 экземпляра всех партийных изданий, а также издания местных властей (приказы, воззвания и др.)»[9]. С конца августа 1918 г. эсеровские газеты Сибири значительно увеличили количество публикаций, посвященных как партийным проблемам, так и освещению деятельности Самарского Комуча. Это стало еще одной причиной дальнейшей поляризации и осложнения взаимоотношений руководства сибирских эсеров с правящими кругами. Правые силы стали обвинять эсеров, что они действуют по указке ЦК.
В целом же можно констатировать, что в период «демократической» контрреволюции ЦК партии эсеров почти не занимался сибирскими организациями социалистов-революционеров. Все вопросы организационного и политического характера были возложены на специальный орган — делегацию ЦК ПСР на территории Сибири и Урала. В это время ЦК эсеров основное внимание уделял Самарскому Комучу, занимался конструированием всероссийской власти.
На Уфимском государственном совещании (8–23 сентября 1918 г.), создавшем Всероссийское временное правительство (Директорию), сибирские эсеры (в составе делегации Сибирской областной думы), полностью поддерживали линию ЦК ПСР. Социалисты предлагали созвать разогнанное Учредительное собрание, создать правительство, ответственное перед Учредительным собранием, категорически отвергали единоличную форму правления[10].
За государственными делами общероссийского масштаба сибирские эсеры допустили укрепление позиций правой кадетско-монархической части во Временном сибирском правительстве, проголосовали за прекращение заседаний, а потом и самороспуск Сибирской областной думы, смирились с преследованием и даже физической расправой над членами своей партии. Оценка этих событий запоздало прозвучала на I Всесибирском съезде членов ПСР (октябрь 1918 г.), а ЦК ПСР так и не подал свой голос в защиту своих партийцев.
Печальную судьбу в истории Сибири сыграло обращение ЦК ПСР ко всем партийным организациям от 22 октября 1918 г., составленное В. М. Черновым. В нем Директории обещали условную поддержку, но в то же время писали, что «все силы партии в настоящий момент должны быть мобилизованы, обучены военному делу и вооружены с тем, чтобы в любой момент быть готовыми выдержать удары контрреволюционных организаторов гражданской войны в тылу противобольшевистского фронта»[11]. «Лучшего подарка, — писал позднее Н. Д. Авксентьев, — реакция ждать не могла»[12]. Это письмо было представлено кругами бывшего Сибирского правительства как призыв к вооруженному восстанию и использовано как предлог для свержения Директории.
Военный переворот 18 ноября 1918 г. и установление диктатуры Колчака превратили социалистов-революционеров на территории Сибири в нелегальную партию. В первые месяцы новой власти руководящие органы эсеров, особенно местные партийные структуры, проявили полную растерянность и нерешительность. Россия оказалась поделенной фронтами на целый ряд обособленных районов, связи местных партийных организаций с ЦК стали крайне затрудненными. Оторванность от центра отдельных групп, — констатировал ЦК ПСР, — при сложной политической обстановке, в которую они попадали, и при остроте политических кризисов, переживающихся различными территориями, заставляли эти группы, как и отдельных деятелей партии, принимать ответственные решения за свой риск и страх[13]. При имевших место расхождениях и идейных разногласиях действия местных организаций социалистов-революционеров порой не совпадали с линией Центрального комитета.
Руководящие директивы ЦК поступили в Сиби
Умар.Ш. был тут !!!!!
 
давайте изгоним мат !!!
 
ДОБРОЙ НОЧИ ОТ Ъ
ЛОКИ ИНО
 
ДМК МЭ
 
где инфааа?