Новости Словари Конкурсы Бесплатные SMS Знакомства Подари звезду
В нашей
базе уже
59876
рефератов!
Логин

Пароль

Поэзия ВА Брюсова

Поэзия ВА Брюсова.
Поэзия ВА Брюсова «Я В ЖИЗНЬ ПРИШЕЛ ПОЭТОМ…»


показал, чем может быть выпрямленный
человек.
А. В. Луначарский
13 декабря 1973 года исполняется 100 лет со дня рождения Валерия
Яковлевича Брюсова, а 9 октября 1974 года — 50 лет со дня его смерти. Чуть
больше полувека отмерила судьба этому удивительному человеку, но, эти 50
лет пришлись на напряженнейшую эпоху в истории его народа и родины и
вместили в себя такое богатство дум, чувств, стремлений' и поисков,
творческих свершений, что их с лихвой хватило бы на несколько человеческих
жизней.
Москва 70-х годов. Яузский, потом Цветной бульвары. Детство в доме
деда, купца, в недавнем прошлом крепостного Костромской губернии.
Патриархальный быт, знакомый нам сегодня только по пьесам Островского, в
странном сочетании с веяниями 60-х годов. Над столом отца портреты
Чернышевского и Писарева, о теории Дарвина мальчик узнает раньше, чем
выучивает, таблицу умножения. Вместо сказок и страшных историй — Жюль Берн,
Брем, путешествия Ливингстона, популярная книга Г. Тиссандье «Мученики
науки». В шесть лет он уже увлекается астрономией, в восемь начинает писать
стихи, как ему кажется, в духе Некрасова, единственного поэта, которого
признают в их доме.
В гимназию его отдают сразу во второй класс. Он сближается с
товарищами, интересующимися литературой, участвует в гимназических
журналах. Все больше пишет сам: стихи, драмы, проза, рефераты прочитанных
книг, среди которых — запрещенная «Азбука социальных наук» В. Берви-
Флеровского. Учитель П. Мельгунов открывает перед ним мир истории: «Ни одна
наука не произвела на меня такого впечатления... это впечатление имело
значение для всей моей жизни».
Брюсов пробует силы в переводе — Шиллер, отрывки из «Энеиды» Вергилия,
впервые серьезно интересуется Пушкиным, страстно увлекается Спинозой,
«Этику» которого читает в подлиннике и комментирует. И тут же — первое
знакомство с французской поэзией последних десятилетий: Верленом, Малларме,
Бодлером. Впечатление совершенно ошеломляющее: оказывается, развитие поэзии
не остановилось на великих романтиках, существуют новые формы. Так
зарождается у Брюсова интерес к символизму, понимаемому им как
высвобождение лирической основы поэзии, как средство не столько описать
предмет или событие, сколько передать вызванные ими ощущения и пробудить в
читателе соответствующее настроение. Символизм кажется ему языком,
способным выразить новые чувства и переживания «конца века», в нем он видит
ближайшее будущее русской поэзии.
Но пока это еще будущее. 1893 год. Окончена гимназия. Экзамены в
университет, на математический. Но — четверка по геометрии, и уязвленная
гордость приводит первого математика гимназии, самостоятельно освоившего
ряд разделов высшей математики, на историко-филологический факультет.
Студенческие годы. Жизнь Брюсова развивается как бы в двух планах.
1894 год. Дебют в литературе — выходят два выпуска коллективного сборника
«Русские символисты», в основном заполненных стихами Брюсова (частично —
под псевдонимами, чтобы создать видимость большой школы), и его перевод
«Романсов без слов» Верлена. Для нас, знающих позднейшие дебюты
Маяковского, Есенина, литературных групп 20-х годов, дерзость этих книжечек
кажется очень умеренной — и них никого не обзывают «академиками», никого не
сбрасывают «с парохода современности», утверждается только, что символизм
имеет такое же право на существование, как и прочие направления. Да ,и
новизна брюсовских стихов зачастую относительна, среди них много явных
подражаний даже не французам, а Фету и Гейне. Но застои в поэзии и
поэтических вкусах тех лет был настолько велик, что книжки эти, вышедшие
тиражом 200 экземпляров, возбуждают резонанс совершенно неслыханный. Вся
пресса — от толстых журналов до бульварных листков, от Буренина до
Владимира Соловьева — упражняется в остроумии по адресу Брюсова. Для
широкой публики его имя надолго становится синонимом «декадента»,
«ниспровергателя основ», не то шарлатана, не то помешанного.
Эта скандальная репутация настолько укореняется, что когда в 1895 г.
поэт собирает в отдельную книгу свои «несимволические стихи», в основном —
довольно умеренную и традиционную любовную лирику, до самих стихов уже
никому нет дела — достаточно названия «Chefs d’Oeuvre» («Шедевры»), чтобы
расценить сборник как очередную выходку символистов. Тогда поэт принимает
вызов и начинает вести литературную борьбу «по всем правилам». Выходит
второе, полностью перестроенное издание «Шедевров», в котором на первый
план выдвинуты вещи максимально экзотические, эпатирующие. А в конце 1896
г. выходит «Me eum esse» («Это — я»), в которой, начиная с заголовка,
последовательно и сознательно конструируется маска — лирический образ того
пропащего «декадента», циника и гордеца, которого хочет видеть в нем
окололитературная публика. Эта книга — «желтая кофта» Брюсова, в которую
«душа от осмотров укутана», смысл высказываний в ней часто определяется не
столько их прямым значением, сколько их противоположностью ходячим,
обесцененным взглядам и мнениям.
Первые поэтические единомышленники — К. Балъмонт, И. Коневской, А.
Добролюбов. Женитьба на Иоанне Матвеевне Рунт, преданной подруге и
помощнице всей дальнейшей жизни поэта. И работа, работа, работа. Чтение
всей русской классической и новейшей западной литературы, изучение
философии, русского летописания и эпохи царя Алексея Михайловича, раздумья
над методологией истории, подкрепляемые штудированием исторических работ и
первым, еще не слишком глубоким, знакомством с марксизмом. Исследование
глубинных проблем теории стиха и истории литературы, работа над
фундаментальной «Историей русской лирики» XVII—XIX веков. Из всех этих
трудов свет увидит только небольшая брошюра «О искусстве» (1899), но и
ненапечатанные, и даже незаконченные, они формировали духовный облик их
автора, постепенно сделав его одним из самых образованных людей своего
времени.
Следующая книга «Urbi et Orbi» («Городу и миру», 1903) открывалась
строками:
По улицам узким, и в шуме, и ночью, в театрах, в садах я
бродил,
И в явственной думе грядущее видя, за жизнью, за сущим следил.
Я песни слагал вам о счастье, о страсти, о высях, границах,
путях,
О прежних стол
Умар.Ш. был тут !!!!!
 
давайте изгоним мат !!!
 
ДОБРОЙ НОЧИ ОТ Ъ
ЛОКИ ИНО
 
ДМК МЭ
 
где инфааа?